История биогеографии в России: что изучает биография?

РАЗВИТИЕ БИОГЕОГРАФИИ В РОССИИ

Идеи и методы биогеографических исследований активно развивались в России на основе многолетних исследований ее огромной территории. До сих пор не потеряла своей научной значимости работа российского академика П. С. Палласа «Зоогеография россо-азиатика» (1811), в которой впервые дан анализ фауны и флоры азиатской части России. Из других русских зоогеографов напомним о работах К. М. Бэра, исследовавшего животный мир Новой Земли, Русской Лапландии, побережий Балтийского моря, Волги и Каспия (с 1837 по 1857 г.), Ф.Ф. Брандта, опубликовавшего несколько сводок по фауне позвоночных животных различных районов России, Г.И.Фишера, автора многотомной, оставшейся неоконченной сводки «Насекомые России», Г.С.Карелина, неутомимого исследователя флоры и фауны Южного Урала, Средней Азии, Алтая, основные труды которого, к сожалению, погибли при пожаре его дома в Гурьеве, но который оставил о себе память в виде ценных статей и огромных коллекций.

Немало фактов экологического характера приведено в работах А.Д.Нордмана (1803- 1866) об особенностях степной фауны юга России (1833). Усмотрев причины ее особенностей в географических условиях, изменения внешних признаков животных он объяснял влиянием климата. Е.П.Менетрие собрал сведения о высотных пределах распространения животных в горах Кавказа (1832). Подобного рода труды способствовали накоплению фактических данных о жизни животных в разных географических условиях.

Академик А.Ф. Мидцендорф (1815-1894) проделал замечательное трехлетнее путешествие по северным и восточным территориям Сибири в 1842- 1845 гг., обследовав в том числе и Таймырский полуостров, бывший тогда в полном смысле слова неведомой землей. Результаты экспедиции оказались настолько значительными, что послужили основанием для создания Русского географического общества. В 1848 г. вышла в свет на немецком языке (русское издание появилось в 1861 г.) его работа «Путешествия на север и восток Сибири», являющаяся лучшей эколого-географической монографией того времени, а в 1869 г. издана «Сибирская фауна».

А. Ф. Миддендорф многое сделал для изучения перелетов птиц, первым составил карту миграционных путей и предложил магнитную гипотезу ориентации птиц во время перелетов. Он же ставит вопросы об экологическом принципе деления Европы и Азии на зоогеографические зоны, намечает зоогеографическое деление Сибири, при этом отмечает роль таких крупных преград, как Уральский хребет, рек Енисея и Лены в распространении видов, ставит вопрос о связи фауны Сибири и Северной Америки через «Берингию», указывает на постоянство ареалов отдельных видов животных. Для огромных просторов Сибири Миддендорф отмечал явления неравномерного распространения животных и бедность их видового состава. Преобразования северных флор он обосновывал естественным отбором и приспособлением к изменяющимся условиям под постоянным воздействием постепенного охлаждения Центральной Азии.

Важное значение для развития ботанической географии в России имел труд И.Г.Борщова (1833-1878) «Материалы для ботанической географии Арало-Каспийского края» (1865), в котором растительность рассматривается в тесной связи с климатом и почвами. Приведенные Борщовым изображения ареалов отдельных видов растений представляют собой дальнейшее развитие географии растений и ботанико-географического картографирования.

Большую известность приобрели труды Э. А. Эверсманна (1794 — 1860), который одним из первых натуралистов совершил путешествие в Среднюю Азию в 1820 г., а затем исследовал фауну Оренбургского края, Кавказа, Поволжья. Основная работа Эверсманна — «Естественная история Оренбургского края», в которой он помимо общего биогеографического описания дал исчерпывающую сводку по птицам юго-востока России.

Идеи Н.А. Северцова оставили глубокий след в науке и получили дальнейшее развитие в трудах его учеников — М. А. Мензбира и П. П. Сушкина. Непреходящее значение имеют работы академика М. А. Мензбира (1855- 1935), который опубликовал «Орнитологическую географию Европейской России» (1882), где уточнил предложенное Северцовым разделение Евразии на зоогеографические пояса, выделил в Восточной Европе округа и дал очерк ее фауны со времен ледникового периода. Этой работой Мензбир оказал огромное влияние на развитие в России зоогеографии, во главе этой науки он был в течение пятидесяти лет. Классическая сводка Мензбира «Птицы России» и его исследования по фауне Средней Азии на долгие годы определили направления и методы работы отечественных зоогеографов, особенно орнитологов.

М. А. Мензбир высказался за единство зоо- и фитогеографии. Термином «онтогеография» он назвал науку о распространении организмов во времени и пространстве: «Мы должны прийти к заключению, что строгого разделения онтогеографии на зоо- и фитогеографию не может быть и действительно не существует: полное знание законов, управляющих географическим распределением и распространением организмов, возможно только при совместном изучении ботанической и зоологической географии».

М.А. Мензбир совершенствовал методы биогеографического районирования, считая, что при районировании следует руководствоваться наличием или отсутствием видов, типичных для областей. Биогеографические единицы должны иметь разный ранг по значению в силу того, что фауны разных регионов весьма отличны друг от друга. На основе принципов биогеографического районирования ученый предлагал систему соподчиненных единиц биогеографического деления: область, подобласть, провинция, округ, участок, местоположение. При выделении областей он принимал во внимание богатство фауны и ее историческое прошлое. Разница в составе фаун устанавливалась при сравнении центров регионов, а не переходных полос.

Академик П.П.Сушкин (1868-1928), гармонично объединяя экологическое и историческое направления в биогеографии, разработал картину эволюции фаун Сибири и Центральной Азии. Он предложил гипотезу о былом существовании мощного центра формирования сухопутной фауны, располагающегося на северо-востоке Азии. Этот центр Сушкин вслед за А. Ф. Миддендорфом назвал Берингией. Гипотетическая Берингия, согласно П. П. Сушкину, соединяла северо-восток Азии и северо-запад Северной Америки. Этим он и объяснял большое сходство фаун северных территорий двух материков.

Читать еще:  Актинидия ананасная описание сорта

Гипотеза П.П.Сушкина была в дальнейшем разработана Б. К. Штегманом, исследование которого «Основы орнитологического разделения Палеарктической области» (1938) замечательно попыткой разрешить трудности детального биогеографического районирования суши. Он уделял большое внимание изменяющимся во времени и пространстве сосуществующим «типам фаун». Области взаимопроникновения двух фаун ученый обозначал на картах отдельными мазками соответствующих цветов при линейных границах региональных выделов, подойдя вплотную к понятию экотона. Почти одновременно с аналогичным предложением выступил биогеограф В. Рейниг, который под «типом фауны» (или под «кругом фауны», по терминологии многих зарубежных биогеографов) подразумевал комплекс видов, принадлежащих к одному общему центру распространения. Точка зрения Б. К. Штегмана в настоящее время находит массу сторонников, хотя первоначально она была встречена скептически.

Северцовское направление успешно развивал известный географ, крупный ботаник и энтомолог П. П. Семенов-Тян-Шанский (1827- 1914). Ему принадлежит основательно разработанная схема биогеографических подразделений Палеарктики вплоть до провинций.

Академик Л.С.Берг (1876-1950) продолжил и развил намеченное его предшественниками разделение Палеарктики. Он подошел к районированию с ландшафтных позиций исходя из того, что ландшафты характеризуются определенными комплексами животных и растений. На основе распространения пресноводных рыб Берг первым произвел районирование пресноводных водоемов Палеарктики. Он объяснил ряд биогеографических парадоксов. Например, было известно, что ареалы ряда морских животных располагаются в умеренных широтах северного и южного полушарий с перерывом в тропиках. Такую разобщенность ученый объяснял событиями, происходившими во время ледникового периода. Интересные биогеографические проблемы решались Бергом при объяснении фаунистических загадок Каспия и Байкала. Его научные работы «Учение о ландшафтах», «Климат и жизнь», «Природа СССР» неоднократно переиздавались в разных странах.

Огромное значение для развития географических наук, в том числе биогеографии, имели труды выдающегося естествоиспытателя В. В.Докучаева (1846- 1903), основателя генетического «русского» почвоведения. Придя к выводам о важнейшем значении почв для познания всего разнообразия органической жизни на Земле, он публикует статью «Место и роль современного почвоведения в науке и жизни» (1899). Идеи Докучаева получили развитие в трудах его учеников и последователей, в том числе ботанико-географов Г.И.Танфильева (1857-1928), С.И.Коржинского (1861-1900), А.Н.Краснова (1862-1915).

Академик С.И.Коржинский первым поставил вопрос о динамике границ природных зон, доказывая наступление леса на степь и используя характеристики почвенного покрова для реконструкции экологических условий прошлого. Он предложил ботанико-географическое районирование России и издал соответствующую «Карту ботанических областей Российской империи» (1899). Г. И.Танфильев в работе «Главнейшие черты растительности России» (1902) дал зональные характеристики тундры, лесов севера России, степей европейской России и Сибири, пустынь; замечательны его региональные характеристики флор Крыма, Кавказа, Туркестанской горной страны и очерк истории растительности России. В конце книги приложена «Ботанико-географическая карта Российской империи». В характеристике флор ученый не ограничивался перечислением видов растений и их приуроченности к тем или иным местностям, но старался объяснить исследуемые явления. Например, на границе леса и тундры была отмечена гибель крайних деревьев. Г. И.Танфильев исследовал это явление в Тиманской тундре и пришел к выводу, что причина гибели деревьев обусловлена заболачиванием, влекущим за собой появление мерзлоты, окутывающей корни деревьев и убивающей их.

С.И.Коржинский и Г. И.Танфильев почти одновременно опубликовали, по сути, первые геоботанические карты России, отражающие закономерности зонального распределения растительности, связанного с широтно-климатическими особенностями территории.

История биогеографии;

Московское княжество во второй половине XIV века

Тема 2.4. Объединительные процессы в русских землях (XIV — середина XV вв.). Возвышение Москвы.

С конца ХIII века начинается возвышение Московского княжества, которое превратилась в политический и экономический центр Руси. Усиление Московского княжества было обусловлено следующими причинами:

1. оно было удалено от южных кочевников и защищено природным ландшафтом от врагов с северо-запада.

2. оно было расположено в центре пересечения сухопутных и речных торговых путей.

3. мудрая политика московских князей способствовало политическому и экономическому развитию княжества.

В ХIV-ХV вв. Москва возглавила борьбу за государственное объединение Руси.

Правление Ивана Калиты (1328-1340гг.) имело следующие особенности:

— происходит подчинение соседних удельных княжеств к Москве

— Москва начинает обогащаться за счет сбора дани для Золотой Орды.

— в 1326 году в Москву резиденции митрополита – главы русской церкви, что превратило Московское княжество в духовный центр русских земель.

Характерной чертой социально-экономического развития русских земель в XIV–XV вв. был интенсивный рост феодального землевладения

Стр. 30 (презентация)

В годы правления Дмитрия Донского (1359-1389 гг.)

Московское княжество становится военно-политическим центром русских земель.

В 1380 году русские войска под руководством князя ДмитрияИвановича

разгромили войска князя Мамая на Куликовом поле. В честь этой победы князь Дмитрий получил прозвище Донской.

Дмитрий Донской получил поддержку русского общества и церкви. Перед Куликовской битвой его благословил Сергий Радонежский, один из самых почитаемых русских святых.

После победы на Куликовом поле Дмитрий Донской получает титул Великого князя.

Выплата дани Золотой Орде значительно сокращается.

Великий князь Дмитрий впервые передал власть своему сыну без согласия хана Золотой Орды.

Считается, что возраст науки составляет около 200 лет, но несмотря на это накопление материала шло давно. Изначально б/г существовала в виде 2-х самостоятельных научных дисциплин: географии растений и географии животных.

Принято считать, что география растений берет свое начало в 19 веке. Официальная дата – 1805 г., выход книги Александра Гумбольдта (1769-1859). «Идеи к географии растений» и одновременно появившиеся «Картины природы тропических стран». В XIX веке крупный вклад в ее развитие внесли швейцарские ботаники Огюстен де Кандолль и его сын Альфонс де Кандолль; немецкие Энглер, Гризебах; датский ботаник Варминг и др. Дарвин в своем труде отвел главу географии растений.

Читать еще:  Можно ли волнистым попугаям пекинскую капусту?

В России впервые курс географии растений прочитан русским ботаником Андреем Николаевичем Бекетовым в 90-х годах XIX века, им же осуществлен перевод книги Генриха Гризебаха «Растительность земного шара» и написан собственный учебник географии растений (1896).

География животных берет свое начало в 17 веке. Англичанин Вирстген (1605) показал сходство фаун Британских островов и Европы, объяснил их прежней связью. Английский капитан Симпсон (1690) обратил внимание на сходство лисиц Фолклендских островов и Ю. Америки, что тоже объяснял связью их. Однако отправным этапом зоогеографии являются работы Циммермана о географии животных.

Рассмотрим историю развития биогеографии по этапам:

I этапом развития биогеографии считается этап полного принятия библейских догм о сотворении мира. Типичны взгляды К.Линнея (1707-1783) о едином акте творения животного мира, о едином месте творения (р-н Месопотамии) – на острове с большой горой, оттуда происходило расселение.

II этапом– господство идей катастрофизма Кювье (1769-1832). Согласно этим идеям высшая сила создает органический мир каждой геологической эпохи на короткое время, затем происходит катастрофа, все животные гибнут. После чего происходит новый акт творения. Катастрофисты отрицали Линнеевский принцип единого центра сотворения всех животных. Так, в 1777 г. появляется работа Эбергардта Циммермана, посвященная географии животных, в которой он утверждал, что каждый вид сотворен богом, но в разных центрах. Циммерман рассматривал причины миграции видов (из-за размножения, вытеснения человеком и т.д.). Он допускал иное, чем сейчас, распределение суши и моря.

В этот же период много писал о современном распределении животных Жорж Бюффон (1707-1788). Он пытался примерить библейскую легенду о 7 днях творения с данными геологии и палеонтологии. Катастрофист, но считал, что число геологических эпох, разделенных катастрофами, тоже 7. «Дни творения» таким образом, понимал метафорически. В отличие от прочих катастрофистов, он не признавал полного уничтожения фаун, часть видов оставалась и в следующую эпоху пополнялась результатами нового творения.

III этап– додарвиновский связан прежде всего с Ч. Лайельем (1797-1875) – английским геологом. В его трудах закладываются основы исторической геологии. Он показал, что лик Земли менялся не катастрофически, а постепенно (как и сейчас меняется на наших глазах). Скачки в видовом составе он объяснял вековыми колебаниями суши и моря и переселением животных в другие области. Фауны геологических периодов генетически связаны друг с другом. Признал изменяемость видов.

IV этап связан, прежде всего, с выдающимся английским ученым Ч. Дарвиным (1809-1882). Начинается он с выхода в свет 24 ноября 1859 г. труда Ч. Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора». В нем он доказал эволюцию преобразования видов. На примере птиц и зверей Галапагосских островов он показал, что разница между видами, населяющими разные острова тем больше, чем острова дальше друг от друга. Сам он специально зоогеографией не интересовался, она интересовала его попутно, давая ему материалы для доказательства эволюции.

Но в XII-XIII главах книги он изложил свои взгляды на распространение организмов. Он восстановил идею единства центра происхождения видов, показал невозможность объяснить сходства или несходства фаун одними физическими факторами. Он убедительно показал значение географических преград для формирования эндемичных видов (населяющие только данный район) и изолированных фаун в процессе эволюции. Он первый разработал вопрос о возможности заселения новых территорий при помощи случайных заносов.

Труд Дарвина открыл путь для развития генетической зоогеографии, изучающей эволюцию фаун. Основателем ее явился немецкий зоолог и палеонтолог Рютимейер (1867) – в книге «О происхождении нашего животного мира» он попытался выделить фауны различной древности: более древней он считал фауну Антарктического материка, существовавшего в мезозое (представители ее – сумчатые, однопроходные, бескилевые). Менее древняя – фауна третичного возраста (фауна Африки, Евразии, сев. Америки). Сев. Америка и сев. Евразия населены фауной ледникового периода, мало изменившейся с тех пор. Его взгляды сохранили свое значение и сейчас.

V этап –последарвиновский (вторая половина XIX века). Большое влияние на зоогеографию последарвиновского периода оказала работа английского зоолога Филиппа Склэтера (1875). Он на основе изучения распространения семейств, родов и видов птиц установил, и сделал это удачно, естественные зоогеографические области (они принимаются и современными зоологами, с некоторыми изменениями) – Палеарктическую, Эфиопскую, Индийскую, Неарктическую, Неотропическую, Австралийскую и Пацифическую (о-ва Тихого океана).

С этими областями согласился и другой крупный английский зоолог и зоогеограф нового времени – Альфред Уоллес (1823-1913). Его 2-х томное сочинение «Географическое распространение животных» (1876) обобщило весь накопленный зоогеографический материал. Он подробно характеризует области Склэтера, каждую делит на 4 подобласти. Основа – детальный подсчет семейств, родов и видов животных и история происхождения их фаун. По-сути, зоогеография Уоллеса – генетическая.

Заметный след в развитии биогеографии оставили Российские ученые. Среди них Н.А. Северцов (1827-1885). Основные его зоогеографические работы относятся к 70-м годам XIX в.: «Вертикальное и горизонтальное распространение Туркенстанских животных» (1873) и «О зоологических (преимущественно орнитологических) областях внетропических частей нашего материка». Последняя работа на многие годы определила развитие всей русской зоогеографии. В конце ХIX, начале ХХ в.в. большой вклад внесен М.А. Мензбиром (1855-1935), профессором Московского университета (диссертация «Орнитологическая география Европейской России», работа «Очерки истории фауны Европейской части СССР» (1934). Огромная заслуга принадлежит также таким нашим ученым как: Берг Лев Семенович (1876-1950); А.Н. Формозов.

VI этап – (начальная половина ХХ в.). В этот период биогеография являлась прикладной отраслью эволюционной теории, ее зачисляли в разряд наук, теряющих актуальность и устаревших.

VII этап — становление современной биогеографии (вторая половина ХХ в. – начало ХХI в.). Начиная с конца 60-х годов интерес к биогеографическим исследованиям резко повысился. Сейчас биогеография со своими составными частями – зоогеографией, фитогеграфией, морской биогеографией и др. – переживает период бурного развития и поиска новых путей и концепций. Основными чертами современной биогеографии являются:

Читать еще:  Как выглядят глисты и их яйца — аскариды у собак фото

· сложность взаимодействия разных направлений;

Существует значительное расхождение в понимании содержания, целей и задач биогеографии на Западе и в нашей стране. На Западе биогеография ближе к ее классическому варианту (которого придерживались А.Уоллес, Ф. Дарлингтон) – это наука изучающая основные фаунистические и флористические регионы суши, становление фаун и флор этих регионов, их историческое развитие и т.д. В отечественной науке наблюдается отчетливое смещение интересов в сторону экологии, вплоть до того, что зоогеография и фитогеография используются для обозначения чисто экологических направлений, таких как экология сообществ (Ю.И. Чернов; А.Г. Воронов; П.П. Второв; Н.Н. Дроздов и др.).

Существующие несогласия между биогеографами по многим вопросам (по номенклатуре ареалов, схемам районирования и пр.) – обусловлены недостаточной согласованностью исследований, проводимых на разных объектах. Между тем, возникает необходимость синтеза зоогеографии и фитогеографии в синтетическую биогеографию.

История биогеографии в России: что изучает биография?

Многие видные биогеографы неоднократно обращались к истории биогеографии. В отечественной литературе первым был М.А. Мензбир (1855-1935), который в 1882 г. предложил выделить четыре этапа развития биогеографии в соответствии со взглядами ученых тех лет на происхождение и развитие органического мира Земли. Мензбир различал периоды, связанные:

  • со слепой верой в истину библейской догмы о сотворении мира;
  • с господством теории катастроф;
  • с отказом от теории катастроф и распространением принципа актуализма;
  • с победой дарвиновского учения об эволюции.

Становление и развитие ее обусловлено накоплением фактов прежде всего в области биологии и географии и попытками разобраться в их причинах.

Первый период – донаучный. Одним из первых ощутимый удар по библейскому учению о сотворении мира нанес М. В. Ломоносов. Он высказал идею исторического развития Земли, распространив ее как на земную кору, так и на органический мир планеты. В этот период развития зоогеографии появились фаунистические описания крупных районов земного шара, что породило вопрос о причинах различия фаун. Была также сделана попытка создать научную систему классификации и дать определение понятию «вид».

Второй период в развитии зоогеографии датируется концом XVIII — первой половиной XIX в. Его обычно называют периодом господства теории катастроф. Смысл ее заключался в том, что творец создает органический мир каждой геологической эпохи заново, специальным актом творения, этот органический мир существует сравнительно недолго, а затем гибнет в результате грандиозной мировой катастрофы, после чего наступает новый акт творения. Огромный вклад в развитие зоогеографии внес российский академик П. С. Паллас (1741 —1811). Он вместе со своими учениками совершил ряд путешествий и собрал огромный фактический материал по фауне и флоре востока европейской части России, а также Сибири и других территорий.

К началу третьего периода (середина XIX в.) ученые стали отказываться от теории катастроф. Во многих работах уже появляются более или менее откровенные мысли о постепенной эволюции облика Земли. В 1832 г. увидела свет книга английского геолога Ч. Лайеля (1797—1875) «Основы геологии». Он утверждал, что фауны прошлых периодов генетически связаны друг с другом. Эта точка зрения получила наименование принципа актуализма.

К четвертому периоду (60-е годы XIX в.) биогеография подошла к научному объяснению причин распространения организмов. После выхода в свет гениального труда Дарвина «Происхождение видов» (1859) стало ясно, что только эволюционное учение дает возможность понять причины, обусловившие современное распространение животных и растений, поскольку, как было установлено, организмы в такой же степени подвержены медленным и постоянным изменениям, как и физико-географические условия, в которых они находятся. Уоллес, независимо от Дарвина также пришел к идее эволюции и его считают основоположником исторической зоогеографии.

Уточнение истории биогеографии и ее периодизации было проведено отечественными биогеографами А. Г. Вороновым (1911 — 1995) и Г.В. Наумовым:

  • Появление отрывочных сведений — до начала XVI в.
  • Накопление флористических и фаунистических сведений при господстве библейского мифа о сотворении мира — начало XVI — конец XVIII в.
  • Создание обобщающих ботанике- и зоогеографических работ при господстве теории катастроф — конец XVIII -середина XIX в.
  • Развитие ботанико-географических, зоогеографических, экологических исследований и возникновение биоценологии на основе теории эволюции Дарвина — вторая половина XIX в.
  • Разработка учения о растительных сообществах, дальнейшего развития экологического и исторического направлений ботанической географии и зоогеографии, попытки создания биогеографии как совокупности ботанической географии и зоогеографии — с начала до середины XX в.
  • Развитие единой биогеографии — с середины XX в.

Основоположником экологической зоогеографии по праву надлежит считать нашего соотечественника Н. А. Северцова (1827—1885). Северцов, применив оригинальный метод, установил связь между особенностями фауны и теми физико-географическими условиями (климат, почва и т. п.), в которых живет и развивается эта фауна.

Наряду с направлением московской биогеографической школы продолжает развиваться классическое фауно-генетическое направление.

Особое направление, выделившееся еще в 60-е годы, — островная биогеография — заложено в работах Престона (1962) и Мак-Артура и Уилсона (1967). Они предложили новые подходы к изучению динамики островных фаун и обратили внимание на связи между числом видов и площадью острова, на соотношения процессов колонизации и вымирания (оборот видов), а также на фаунистический коллапс.

В исторической зоогеографии выделилось направление, получившее название викариантной зоогеографии. Она рассматривает распространение географически изолированных таксонов как результат действия преграды, разделившей ранее единый ареал предкового таксона.

Источники:

http://studopedia.ru/3_4836_razvitie-biogeografii-v-rossii.html
http://studopedia.su/10_142550_istoriya-biogeografii.html
http://vseobiology.ru/biogeografiya/632-2-istoriya-biogeografii

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector